Без суда и следствия: как вершили правосудие красные чекисты

Новый выпуск документального интернет-проекта «Россия на крови» повествует о страшных постреволюционных годах, когда члены чрезвычайной комиссии, подопечные Феликса Дзержинского, были наделены беспрецедентными полномочиями в рамках по борьбы с инакомыслящими. Полная безнаказанность и абсолютная власть быстро сделали из этих людей средневековых палачей.

Среди современников распространено заблуждение, что все партийное руководство в окружении Владимира Ленина горячо поддерживало те зверские меры, которые были введены по всей стране в отношении граждан, не согласных с курсом большевиков. В октябре 1918 года главред газеты «Правда» и член ЦК Николай Бухарин требовал призвать к ответу чекистов – он утверждал, что чрезвычайная комиссия «напичкана преступниками, садистами и разложившимися элементами люмпен-пролетариата». Каменев и вовсе предлагал разогнать организацию. Однако Ленин понимал, что удержать власть в столько огромной стране он сможет, только ликвидировав всех недругов физически. «Никакой пощады этим врагам народа, врагам социализма, врагам трудящихся», – писал вождь революции.

Сопротивление большевики встречали не только в лице военизированных и хорошо обученных сил, таких как «белые» офицеры и их армии, о и со стороны гражданского населения. Среди высококвалифицированных рабочих Тулы было немало меньшевиков и эсеров. Их арест в начале марта 1919 года, когда под стражу было взято несколько сот человек, вызвал волну протестов, достигшую пика 27 марта во время громадного «марша за свободу и против голода», собравшего тысячи рабочих и железнодорожников. 4 апреля Дзержинский распорядился арестовать 800 «зачинщиков» и очистить заводы, уже в течение нескольких недель занятые бастующими. Все рабочие были уволены.

Фанатично преданный своему делу «Железный Феликс»был протеже самого Ленина. В декабре 1917 года Дзержинский говорил: «Я предлагаю, я требую органа для революционного сведения счетов с контрреволюцией». После этого ЧК получила беспрецедентные полномочия. Чекисты расследовали, ловили, обвиняли и сами же выносили приговоры, сами карали. Небезызвестный чекист Степан Саенко на допросах неглубоко вонзал в подозреваемых шашку и начинал медленно ее вращать. В июне 1919 года «красных» выбили из Харькова. В городе было обнаружено порядка 1000 замученных до смерти женщин и мужчин.

ЧК реагировала на любое недовольство террором. В марте 1919 года митинг голодающих в Астрахани забросали гранатами. Во время зачистки города было убито около 2000 человек. Когда тюрьмы оказались наполненными до отказа, забастовщиков и солдат-бунтарей погрузили на баржи и с привязанными на шею камнями сотнями сбросили в Волгу. От 2000 до 4000 пленных было расстреляно и утоплено в дни 12-14 марта.

Начальника Особого отдела в Астрахани Георгия Атарбекова за жестокость и массовые расстрелы арестовали свои же. Самоуправство «железного Геворка», которого сравнивали с «восточным царьком», приобрело настолько скандальный характер, что его по ультимативному требованию Ударной коммунистической роты отстранили от должности.Его судили в Москве. Спасли чекиста от наказания его покровители – Камо, Орджоникидзе и Сталин: они не только оправдали, но повысили Атарбекова в должности и назначили его начальником Особого отдела 9-й армии, уполномоченным ВЧК в Кубанско-Черноморской области.

Под руководством Мартына Лациса всеукраинская ЧК приобрела такую славу, что вызвала недовольство у самого Ленина. Он придумал новый вид пытки, при котором человека насквозь прогрызала крыса. Очевидцы рассказывали о бассейне, наполненном кровью, а над резервуаром висели на крюках человеческие трупы. Комендант всеукраинской ЧК Авдохин признавался медикам, что ему непрерывно снились мертвецы. Дзержинский жаловался, что его бойцы работают на износ и в таком «бешеном» темпе выдерживают не больше двух лет.

Лацис Мартын активно печатался в журнале «Красный террор», издаваемом ЧК. Ему, в частности, приписываются слова: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, – к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом – смысл и сущность красного террора».

Точные цифры жертв ЧК колеблются от 17,5 до 140 тысяч человек и до сих пор нет финальных данных.

Поделиться в соцсетях:

© Все права защищены, 2016

«Россия на крови» – это рассказ о том, чем обернулась вера мечтателей. Как те, кто пришел следом, строили счастье на костях миллионов.

Разработка сайта

Помочь проекту